» » Ледниковые обвалы

Ледниковые обвалы

Одно из величественнейших явлений природы — это обвалы ледников, носящие катастрофический характер и нередко влекущие за собой гибель людей и животных. В условиях Кавказа это явление изучено далеко не так хорошо, как в Альпах, где делались даже попытки научного прогноза ледниковых катастроф. Классическим местом ледниковых обвалов на Кавказе в близкий период являлся Девдоракский ледник, сползающий с северовосточных склонов Казбека. В течение XIX столетия этот ледник периодически давал обвалы, имевшие место в 1776, 1785, 1808, 1817, 1818, 1832, 1842, 1855, 1878 гг. Отколовшиеся от ледника глыбы льда и снега вместе с водой и захваченными по пути камнями с огромной скоростью устремлялись по долине р. Кабахи к Дарьяльскому ущелью и нагромождались в последнем к северу от с. Гвелеи, нередко совершенно прекращая движение по Военно-Грузинской дороге. Во время самого разрушительного обвала, имевшего место в 1832 г., Дарьяльское ущелье было засыпано льдом и камнями на протяжении 2 км, причем обвалившаяся масса имела в объеме около 155 млн. куб. м. В продолжение 8 часов течение Терека было совершенно приостановлено, и, когда накопившаяся в виде озера вода, наконец, прорвала ледяную плотину, чудовищный поток ринулся вниз по долине, сметая на своем пути мосты, подпорные и микрорельефе Большого Кавказа, занимая громадную площадь. Форма и размеры этих древнеледниковых образований, их гипсометрическое положение и распространение позволяют судить о характере древнего ледникового покрова Кавказского хребта. Исследованиями целого ряда ученых установлено, что Кавказ испытал по меньшей мере три периода оледенения, приблизительно одновременные с ледниковыми эпохами миндель, рисе и вюрм, установленными для Альп. Не доказано наличие следов оледенения самой древней — гюнцекой — эпохи, и возможно, что Кавказ не имел гюнц-ского оледенения вследствие того, что в то время его поверхность еще не была эпейрогенетически приподнята на достаточную для образования ледяного покрова высоту. Оледенение миндельской эпохи должно было носить характер сплошного ледяного покрова. В миндель-рисское межледниковое время происходит быстрое вздымание Кавказа и его эрозия реками, намечающими основной рисунок современной орографии хребта. За этим следует рисская ледниковая эпоха, во время которой Большой Кавказ должен был представлять достаточно расчлененную горную страну с громадными ледниками альпийского типа, которые местами, выходя за предгорья и сливаясь вместе, образовали аляскинский тип ледника (тип ледника Маляспина). Ледники рисской эпохи по своей длине должны были быть не меньше, чем крупнейшие современные ледники Центр. Азии (60—80 км) и превосходили последние мощностью льда. Самые крупные из них должны были находиться в бассейнах Терека, Ингура, Баксана, Кубани и пр. Они, по всей вероятности, принимали множество притоков долинных ледников, имели колоссальный расход льда и затопляли своими талыми водами лежавшие у подножия Кавказа низменности. С отступанием рисских ледников многоводные реки развили энергичную эрозионную деятельность, сильно переуглубив все долины и прорезав громадные ущелия. Эрозии способствовало 60 быстрое поднятие всей страны, обусловленное разгрузкой от громадных масс льда. Затем наступила эпоха вюрм, снова заковавшая Кавказ в ледяной панцырь. В эту эпоху ледники, повидимому, уже нигде не выходили из гор и кончались в долинах. Например, по исследованиям Ренгартена, вюрмский ледник долины Терека доходил лишь до входа в ущелье скалистого (известнякового) хребта. На остатках рисского среднегорного рельефа, не успевшего подвергнуться эрозии в рисс-вюрмскую межледниковую эпоху, развились второстепенные долинные и каровые ледники, деятельность которых обусловила пирамидальную форму целого ряда высочайших вершин Кавказа. Однако эта деятельность все же не могла уничтожить следов рисского рельефа, который и в настоящее время наблюдается повсюду в зоне альпийских лугов в виде пологого уступа на высоте от 2700 до 3200 м (близ орографической оси). Такой уступ очень хорошо выражен, напр., к юго-востоку от сел. Казбек, близ массива горы Шино (3948 м). Вюрмские ледники также обладали громадной мощностью и в ряде случаев выполняли собою большие долины, сообщаясь через водоразделы друг с другом. В период вюрмского максимума снеговая граница находилась в среднем на 1300 м ниже, чем теперь, проходя на меридиане Тифлиса на высоте приблизительно 2100 м. Это доказывается положением пустых, частично уже заросших растительностью, каров (напр. на северном склоне горы Элиа, к югу от сел. Казбек, и во многих других местах). Достигнув кульминации, вюрмские ледники начали отступать, освобождая корытообразные долины. Отступание носило скачкообразный характер, и поэтому в некоторых местах трогов ледники нагромождали мощные конечные морены. Уменьшение нагрузки вновь ускорило вертикальное поднятие Большого Кавказа и этим оживило эрозионную деятельность рек, которые начали вгрызаться в днища вюрмских трогов, прорывая узкие каньоны. Об изменениях ледников Кавказа за исторический период, хотя бы за последние 2—3 столетия, у нас пока очень мало сведений, но их можно пополнить путем соединения геоморфологических методов исследования с опросом местного населения и изучением письменных памятников. Ясно, что в течение исторического периода должны были происходить довольно значительные колебания долинных ледников в ту и другую сторону. Современный период можно считать продолжением общего процесса отступания вюрмских ледников и временем усиленного размыва гляциальных форм.
ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ЛЕДНИКОВ
1. Ледники, как пути сообщения, имеют не только туристическое и стратегическое значение, но нередко используются для деловой связи между отдельными высокогорными районами. Верхн. Сванетия, напр., связана с Карачаем и Балкарией семью ледниковыми перевалами, Рача с Дигорией — четырьмя и т. д. Эти перевалы служат единственным путем для культурной и хозяйственной связи между этими районами. В дальнейшем может явиться необходимость установления почтовой связи и проведения дорог через эти перевалы. Между тем степень проходимости перевалов зависит от залегающих на их склонах ледников. Известно, напр., что изменения, испытанные Мидагравинским ледником за несколько десятков лет, сделали почти недоступным Ресский перевал, бывший прежде проходимым даже для вьючных лошадей. Состояние ледников обусловливает различную степень удобопроходимости высокогорных перевалов в различные сезоны и годы. Кроме того, с развитием воздушных сообщений, фирновые поля некоторых ледников могут быть использованы для вынужденных посадок самолетов.
2. Ледники, как естественные водохранилища, требуют учета при проектировании гидроэлектрических установок на горных реках. Здесь нелишне отметить, что ледники, дающие колоссальное количество воды летом, хотя и продолжают таять зимою вследствие сильного давления на свои нижние слои, но дают в это же время ничтожные потоки. Расход воды в Тереке близ сел. Казбек зимою в 8—10 раз меньше, чем в разгаре лета. Бурные ледниковые потоки зимою превращаются в ручейки. Интересно, в связи с этим, отметить, что многие минеральные источники Сва-нетии доступны только зимою, а летом находятся под водой. Эта специфическая черта ледниковых рек создает особые условия использования речной энергии и обращает взор исследователя к ледникам, питающим эти реки. Необходимость гидрометеорологических наблюдений над ледниками уже давно осознана в Альпах; у нас пока еще нет хорошей сети ледниковых станций, если не считать две, находящиеся на склонах Эльбруса и Казбека.
3. Ряд чисто научных проблем может быть наиболее эффективно разрешен наблюдениями в области ледников. Таковы: изучение природы ультрафиолетовых и космических лучей, состав и количество космической пыли и другие физические проблемы. Кроме того, солнечному свету, отражаемому ледниками и фирновыми полями, присущи особые лечебные свойства, которые могут быть, по примеру Швейцарии, использованы для устройства высокогорных санаториев. То же самое можно сказать о лыжном спорте летом. Наконец, интересно, что, по мнению ряда ученых, в горных ледниках должна быть сконцентрирована так наз. «тяжелая вода», практическая ценность которой еще не установлена наукой. Исследования ледников с этой точки зрения производились, напр., в 1935 г. на Эльбрусе.
4. Для ледников Кавказа важно установить скорость их движения, сезонные колебания и другие динамические свойства, остающиеся пока неизвестными для науки. Для этого каждый исследователь, посещающий ледники, должен устанавливать соответственные знаки и проверять ранее установленные каменные стены и целые участки дороги на протяжении 15 км. Несмотря на то, что очисткой «завала» было занято большое число рабочих, пользовавшихся взрывчатыми веществами для удаления наиболее уплотненных и крепких глыб обвала, все же остатки последнего окончательно растаяли лишь в 1839 г., т. е. через 7 лет после катастрофы.
Начиная с 80-х годов минувшего века, Девдоракский ледник как будто бы прекратил давать обвалы, но, повидимому, причины, вызывавшие катастрофы, не исчезли и до настоящего времени. Интересно, что летом 1935 г. Гвелейский мост был снесен потоком, низвергнувшимся после продолжительных ливней. По словам местных жителей, этот поток шел из Кабахского ущелья, в котором находится Девдоракский ледник. В виду того, что небольшие размеры бассейна р. Кабахи вряд ли могли сами по себе способствовать образованию этого потока, следует рассматривать катастрофу 1935 г. как проявление «старых традиций» Девдоракского ледника. К сожалению, уже давно наблюдения над этим ледником не ведутся, и обстоятельства катастрофы не могут быть подробно выяснены. Во всяком случае, в связи с существованием проекта транскавказской железной дороги через Квенамтский перевал, такие наблюдения необходимо было бы организовать. Механизм девдоракских катастроф более или менее уже изучен. Этим вопросом занимался целый ряд исследователей, начиная с итальянца Коленати (1843 г.) и геолога Г. Абиха (1862 г.) и кончая современными исследователями. Установлено, что обвалы имели место в нижней (языковой) части ледника в период его наступления. Особенности строения ущелья р. Кабахи и залежи лавинного снега способствовали обламыванию ледникового языка. Надо заметить, что аналогичный обвал имел место в 1895 г. также и в Альпах, на леднике Алеч. Совершенно иной характер носил катастрофический обвал второго - Казбекского ледника — Майли (Геналдона), случившийся в июне 1902 г. Обвал этот произошел в верховьях ледника, на крутом северном склоне горы Джимарайхох (4776 м). По исследованиям Погенполля с этого склона сорвалось 7 висячих ледников, причем обвалились они два раза — 3 и 6 июня. Ледяная масса слоем в 100—140 м мощностью понеслась вниз по леднику, развив скорость до 180 км в час и в течение 4 минут прошла 12 км. Обвал засыпал долину р. Геналдон, сравнял с землей осетинский народный курорт Кермадон и погубил 32 человека, 150 голов крупного рогатого скота, 79 лошадей и 1500 овец. Объем обвалившейся массы достигал 70—75 млн. куб. м. В феврале 1930 г. такой же обвал имел место в верховьях сванетского ледника Нагеб, на западном склоне горы Тетнульд. Грохот его был слышен в сванских селениях, расположенных в 20—25 км от места обвала. К счастью, эта катастрофа никого не задела, так как ледник Нагеб кончается далеко от населенных пунктов и обрабатываемых земель. Некоторые исследователи считают, что толчком к образованию ледниковых обвалов Кавказа служили сейсмические сотрясения. Погенполль связывает Геналдонский обвал с Шемахинским землетрясением. Такого же мнения придерживается Л. Варданянц. В данный период обвалы ледников на Кавказе пока еще не создают актуальной угрозы интересам народного хозяйства, но в будущем, после освоения высокогорных районов, такая угроза может появиться, и поэтому ледниковые обвалы требуют изучения. Это касается также и снежных лавин, которые за последние годы неоднократно давали о себе знать гибелью туристских групп на ледниках Кавказского хребта. К. Подозерский в выпущенной им в 1911 г. книге г опубликовал результаты планиметрических измерений ледников по одноверстной карте Кавказа. По вычислениям Подозерского, на Кавказе имеются 1389 ледников с общей площадью поверхности в 1966 кв. км. Отсюда 1466 кв. км составляют ледники северного склона Главного хребта и только 500 км находятся на южном склоне. Эти цифры нуждаются в некоторых замечаниях. Прежде всего, как увидим ниже, со времени верстовой военно-топографической съемки Кавказа, на которой основывались вычисления Подозерского, оледенение Кавказского хребта испытало довольно значительные изменения. Впрочем, величина уменьшения всей площади кавказского оледенения не должна превышать нескольких десятков квадратных километров. С другой стороны, упомянутый автор измерил планиметром не истинную площадь поверхности ледникового покрова, а ее горизонтальную проекцию на топографической карте. Между тем ледники и фирновые поля в такой расчлененной высокогорней стране, какою является Большой Кавказ, почти никогда не лежат горизонтально, а наклонены к горизонту под различным, иногда весьма значительным углом. Для долинных ледников Кавказа можно принять за средний наклон поверхности 22°, а для висячих ледников — 35°. Простые тригонометрические вычисления показывают, что истинная площадь поверхности ледникового покрова Кавказа, при учете основных его неровностей, должна достигать 2400 кв. км, если не больше. При подсчете «твердых резервов» воды это обстоятельство должно обязательно учитываться. Кроме того возможны ошибки и в самой «верстовой» съемке. Если даже не иметь в виду несовершенство инструмента, такие ошибки могли быть вызваны субъективными причинами. Ряд исследователей отмечает, напр., что на картах не обозначены ледники и части ледников, погребенные под моренами, и что в других случаях топографами принимались за ледники временные залежи зимнего снега и лавин. В виду всего этого цифру в 1966 кв. км, данную Подозерским, можно принимать лишь как весьма приближенную оценку общей площади, занятой ледниками Кавказского хребта. К сожалению, более точных вычислений в этом направлении пока не было сделано, и поэтому до сих пор пользуются данными одноверстной карты.

Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем

Создать аккаунт

Партнеры

Новое на сайте


Леса юга Сибири и современное изменение климата


По данным информационной системы «Биам» построена ординация зональных категорий растительного покрова юга Сибири на осях теплообеспеченности и континентальности. Оценено изменение климата, произошедшее с конца 1960-х по 2007 г. Показано, что оно может вести к трансформации состава потенциальной лесной растительности в ряде регионов. Обсуждаются прогнозируемые и наблюдаемые варианты долговременных сукцессии в разных секторно-зональных классах подтайги и лесостепи.


Каждая популяция существует в определенном месте, где сочетаются те или иные абиотические и биотические факторы. Если она известна, то существует вероятность найти в данном биотопе именно такую популяцию. Но каждая популяция может быть охарактеризована еще и ее экологической нишей. Экологическая ниша характеризует степень биологической специализации данного вида. Термин "экологическая ниша" был впервые употреблен американцем Д. Гриндель в 1917 г.


Экосистемы являются основными структурными единицами, составляющих биосферу. Поэтому понятие о экосистемы чрезвычайно важно для анализа всего многообразия экологических явлений. Изучение экосистем позволило ответить на вопрос о единстве и целостности живого на нашей планете. Выявления энергетических взаимосвязей, которые происходят в экосистеме, позволяющие оценить ее производительность в целом и отдельных компонентов, что особенно актуально при конструировании искусственных систем.


В 1884 г. французский химик А. Ле Шателье сформулировал принцип (впоследствии он получил имя ученого), согласно которому любые внешние воздействия, выводящие систему из состояния равновесия, вызывают в этой системе процессы, пытаются ослабить внешнее воздействие и вернуть систему в исходное равновесное состояние. Сначала считалось, что принцип Ле Шателье можно применять к простым физических и химических систем. Дальнейшие исследования показали возможность применения принципа Ле Шателье и в таких крупных систем, как популяции, экосистемы, а также к биосфере.


Тундры


Экосистемы тундр размещаются главным образом в Северном полушарии, на Евро-Азиатском и Северо-Американском континентах в районах, граничащих с Северным Ледовитым океаном. Общая площадь, занимаемая экосистемы тундр и лесотундры в мире, равно 7 млн ​​км2 (4,7% площади суши). Средняя суточная температура выше 0 ° С наблюдается в течение 55-118 суток в год. Вегетационный период начинается в июне и заканчивается в сентябре.


Тайгой называют булавочные леса, широкой полосой простираются на Евро-Азиатском и Северо-Американской континентах югу от лесотундры. Экосистемы тайги занимают 13400000 км2, что составляет 10% поверхности суши или 1 / 3 всей лесопокрытой территории Земного шара.
Для экосистем тайги характерна холодная зима, хотя лето достаточно теплое и продолжительное. Сумма активных температур в тайге составляет 1200-2200. Зимние морозы достигают до -30 ° -40 °С.


Экосистемы этого вида распространены на юге от зоны тайги. Они охватывают почти всю Европу, простираются более или менее широкой полосой в Евразии, хорошо выраженные в Китае. Есть леса такого типа и в Америке. Климатические условия в зоне лиственных лесов более мягкие, чем в зоне тайги. Зимний период длится не более 4-6 месяцев, лето теплое. В год выпадает 700-1500 мм осадков. Почвы подзолистые. Листовой опад достигает 2-10 тонн / га в год. Он активно вовлекается в гумификации и минерализации.


Тропические дождевые леса - джунгли - формируются в условиях достаточно влажного и жаркого климата. Сезонность здесь не выражена и времени года распознаются по дождливым и относительно сухим периодами. Среднемесячная температура круглогодично держится на уровне 24 ° - 26 ° С и не опускается ниже плюс восемнадцатого С. Осадков выпадает в пределах 1800-2000 мм в год. Относительная влажность воздуха обычно превышает 90%. Тропические дождевые леса занимают площадь, равную 10 млн. кв. км.