Концепция

В повседневной научной деятельности подчас непросто бывает сразу оценить истинность полученного результата. Постоянное сомнение в правильности собственных выводов и открытий определяет ответственность ученого за достоверность полученных данных, его добросовестность. Не случайно свойственные научным работникам скептические черты характера уже давно возведены в ранг этической нормы. Правда должна быть его целью. Если при этом он хороший работник, он может надеяться на посвящение в тайны природы. Умение критически проанализировать результаты собственного исследования и непредвзято оценить достижения своих коллег является наиболее отличительной чертой большинства современных ученых. Несомненно, в любой стране могут появиться авантюристы, шарлатаны или лица с неадекватной психикой, стремящиеся использовать науку в корыстных целях. В основе их устремлений, как правило, лежит не поиск истины, а личные или иные интересы. Выступая от имени науки, подобные деятели в нарушение всех этических принципов обычно заявляют об ограниченности или несостоятельности традиционных научных взглядов, приписывая своим оппонентам злонамеренность и невежество. Они всегда торопятся завоевать признание широкой публики, чтобы настроить ее против «консервативных коллег», перенося чисто научные разногласия в общественно-политическую плоскость. Лидеры псевдонаучных движений нередко выступают под флагом какой-либо «альтернативной», «неофициальной» или «народной» науки. При этом некоторые из них могут искренне верить в собственную правоту и истинность своих достижений. Научный метод познания служит эффективным заслоном от активности подобных псевдоученых. Как ни парадоксально, но на закате своей жизни именно «административным зажимом» возмущался человек, который совсем недавно сам организовал и осуществил жесточайший административный разгром целой науки. Активное вмешательство властей в борьбу научных идей продолжалось и в постсталинский период. Наглядным примером здесь служит длительное неприятие партийно-государственными структурами такой науки, как кибернетика, что сказалось на последующем технологическом отставании Советского Союза от западных держав.

Взаимоотношения науки и общества
В последние несколько десятилетий проявилась одна из самых серьезных этических проблем, с которой когда-либо сталкивались ученые. Это проблема последствий научной работы, перед необходимостью решения которой оказались современные физики (например, проблема использования ядерного оружия), химики (химическое оружие), биологи (генная инженерия, биологические и бактериологические виды оружия и т.д.), специалисты других направлений. Вторая мировая война ускорила объединение ученых в поиске новых форм организации науки и приложения научных открытий в мирных целях. Уже в 1946 г. в Лондоне была учреждена Всемирная федерация научных работников, которая призвала ученых добиваться наиболее эффективного использования науки для обеспечения мира и благосостояния человечества. Среди основных документов Федерация приняла «Хартию научных работников» (1948 г.), «Декларацию прав научных работников» (1969 г.), «Декларацию прав и обязанностей ученых» (1990 г.). Как результат озабоченности научного сообщества созданием водородной бомбы и последствиями радиоактивных осадков от взрыва на острове Бикини 1 марта 1954 г. возникло Пагоушскос движение". Призыв к первой встрече был оформлен в виде декларации от имени Альберта Эйнштейна. Бертрана Рассела и восьми других деятелен пауки в июле 1955 г. В первом параграфе декларации говорилось: «В той трагической ситуации, перед которой оказалось человечество, мы считаем, что ученые должны собраться на конференцию, чтобы оценить угрозу, которая возникла в результате создания оружия массового уничтожения, а также обсудить резолюцию в духе прилагаемого проекта». В последние десятилетия Пагоушское движение все больше внимания уделяет проблемам социальной функции науки и социальной ответственности ученых, хотя основным пунктом повестки дня продолжают оставаться ядерная угроза и проблема разоружения. Вопросы о практическом применении многих научных открытий часто замыкаются на проблему моральной ответственности не только научных работников, но и общества в целом. Взаимосвязь, взаимодействие и взаимная ответственность науки и общества стали особенно очевидны во второй половине XX в. Именно в этот период пришло понимание государственного значения науки, стали появляться государственные научные и научно-технические программы. Сформировалось понятие «научно-технический прогресс». Передовые страны взяли курс на строительство «общества, основанного на знаниях». Современная наука превратилась в мощную преобразующую силу, а число занятых в ней специалистов оказалось сопоставимо с числом занятых в других отраслях экономики. В то же время наука оказалась не настолько всесильной, чтобы эффективно содействовать развитию цивилизации там, где господствует невежество и беспорядок. Никто, например, не спорит с тем, что проведение научных разработок, влияющих на состояние природной среды, требует крайней осторожности, особенно на участках обитания редких и исчезающих видов флоры и фауны. Однако не вина ученых, что окружающая среда в местах нефтегазовых месторождений или сосредоточения крупных химических производств становится безжизненной. Это беда общества, не способного поставить заслон губительному использованию природных ресурсов во имя извлечения сверхприбыли теми, кто получил к ним доступ. В современном общественном сознании наука - не только двигатель прогресса, по и судья высшей категории. При этом соблюдение принципов этики в научной деятельности - необходимое условие для сохранения доверия общества к научным достижениям. Немаловажное значение в формировании доверия общества к пауке имеет постоянная просветительская и научно-популярная деятельность самих ученых, но без поддержки государства она неэффективна. К сожалению, в 90-е годы прошлого века из-за экономических и социальных неурядиц профессия ученого перестала быть престижной, хотя до этого времени большинство родителей мечтало видеть своих детей научными работниками и космонавтами. Новые реформаторы посчитали, что в нашей стране «слишком много ученых». Унижение и дискредитация деятелей науки немедленно отразились и па массовом общественном сознании. Неслучайно на рубеже XX и XXI вв. все большей популярностью стала пользоваться лженаука. По некоторым подсчетам, число хиромантов, гадалок, экстрасенсов и т.п. в этот период в России достигло ни много ни мало 300 тыс., в то время как ученых осталось около 400 тыс. Многие научные работники в 1990-е годы выехали за рубеж, другие ушли в иные отрасли экономики. В то же время сегодня ученые степени стали очень популярны среди бизнесменов и политиков. Интернет ныне переполнен объявлениями, предлагающими платную защиту диссертаций «под ключ», что крайне дискредитирует российскую науку и систему образования. Что дальше будет с отечественной наукой, сказать трудно. Недавно мы провели опрос - спросили отечественных ученых, верят ли они, что в нашей стране в обозримом будущем будет построена "экономика, основанная на знаниях". Большинство опрошенных ответило отрицательно, а некоторые отметили, что в нашей сырьевой стране это утопия, напоминающая миф о коммунизме. Но вера в светлое будущее отечественной науки все же не чужда российским ученым».

Эксперименты на животных и человеке
Научный прогресс в области медицины и защиты здоровья человека невозможен без исследований, которые включают эксперименты с участием животных и людей. Биомедицинские лабораторные изыскания способствуют не только развитию научных знаний, но и облегчению человеческих страданий. И тем не менее многие мои старшие коллеги помнят фразу из школьного учебника но биологии середины 1970-х годов: «Ученые проделали остроумный опыт: собаке ампутировали заднюю лапу...». Далее шел текст, в котором говорилось о безусловных рефлексах, фантомных состояниях - и ни слова о судьбе несчастного пса. Действительно, наиболее неизведанные и опасные эксперименты принимают на себя подопытные животные. Это реальность. Но ученому никогда не следует забывать, что используемые им для научной работы наши «меньшие братья» являются живыми существами. Всякий эксперимент над животными должен быть поставлен таким образом, чтобы максимально облегчить страдания животных. Организация подобных исследований должна соответствовать принципам гуманности, национальным законам, рекомендациям национального совета по исследованиям, а также правилам, принятым научным учреждением, где проводится эксперимент. Наиболее сложные этические проблемы возникают на заключительной фазе медико-биологического исследования, когда эксперименты с животными переносятся на людей. При каких условиях это можно сделать? Имеет ли ученый моральное право ставить на человеке опыт, если нет полной уверенности в его положительном исходе? Как в подобных ситуациях должны поступать экспериментаторы? Ведь даже при самых благоприятных результатах, полученных на животных, для человека всегда остается определенная доля риска. Готовность выдающихся ученых к самопожертвованию изумляет. И в то же время мы знаем, например, случаи использования узников немецких концлагерей для смертельных опытов в период Второй мировой войны. Широко известны изуверские эксперименты над военнопленными со стороны японской военщины. Мировое сообщество справедливо относит подобные «изыскания» к числу самых отвратительных преступлений против человечества.

Этика цитирования
Регулярная научная работа, необходимость получения новых фактов и знаний всегда основываются на предыдущих результатах, что, с одной стороны, обусловливает обязательную информированность ученого о более ранних разработках, а с другой - включение использованных публикаций в список цитированной литературы. В идеальном варианте все подобные публикации автор должен отразить в своей статье. Однако реально цитируется только незначительная их часть, что в первую очередь связано с ограниченным объемом места в научной периодике. Необходимость выбора ссылок порождает специфические этические проблемы, которые, кстати, возникают не только при подготовке журнальных статей, но и монографических изданий. Таким образом, перед любым ученым при подготовке нового научного произведения встает нелегкий выбор ссылок. При этом неизбежно возникает субъективная оценка значимости опубликованной ранее информации. Недавно на проблема приобрела еще большую остроту из-за активного использования показателей цитирования (так называемых чисел цитирования, т.е. среднего числа ссылок на одну статью) для оценки и сопоставления эффективности работы ученых и научных учреждений. Несомненно, подавляющее большинство специалистов понимает крайне ограниченные возможности библиометрических данных при оценке вклада ученых в мировую науку. Тем не менее в последние годы индексы цитирования стали широко применяться чиновниками от науки без какого-либо их критического анализа. Например, государственными структурами решаются многие вопросы финансирования исследований, научных школ, оценки труда и поощрения ученых исключительно на основе индекса цитируемости. Подобная практика административного аппарата влияет не только на карьеру и творчество ученого, по и на его этические установки. В результате в руках отдельных специалистов наука из метода исследования стала превращаться в метод «накрутки» собственного индекса цитирования. При этом все большее распространение получает практика умышленного замалчивания (фактически присвоения) научных результатов своих коллег. Не секрет, что подобные «симптомы» уже наблюдаются в некоторых областях науки на Западе. Понятно, что подобная дискриминация отечественных деятелей пауки является результатом сложившейся в годы «холодной войны» многолетней практики цитирования. Так, в своем большинстве зарубежные и особенно американские специалисты не привыкли читать российские журналы, даже те, которые переводятся па английский язык. Если проанализировать все американские публикации, а их в базе данных SC1 подавляющее большинство, то по давней традиции в них вы почти не найдете ссылок на российские работы. Кроме того, многие англоязычные ученые практически не замечают публикаций, если они написаны не на английском языке. В наших же публикациях, начиная с середины 80-х годов прошлого века, считается хорошим тоном цитировать иностранные, главным образом англоязычные работы, в том числе со значительной долей американских авторов. К числу распространенных этических недостатков в цитировании относят также чрезмерное увлечение ссылками на собственные работы. Однако следует иметь в виду, что умеренная самоцитируемость в научных произведениях считается нормой, поскольку очень часто новая статья продолжает прежние работы ученого. Существенно завысить собственные показатели цитируемости в статьях, подготовленных для ведущих мировых журналов, вряд ли возможно. Это слишком бросается в глаза. Достаточно падежный барьер здесь обеспечивает принятое в ведущих научных журналах рецензирование. Одним из наиболее серьезных этических проступков в области соблюдения авторского права считается плагиат - умышленное присвоение авторства на чужое произведение науки, литературы, искусства, изобретение или рационализаторское предложение (полностью или частично). Среди профессиональных ученых плагиат распространен не столь широко. Однако нельзя не отметить, что плагиат в последние годы получает все большее распространение в студенческой среде, причем как у нас, так и за рубежом. Молодым любителям чужих мыслей при вступлении во взрослую жизнь следует помнить, что присвоение чьего-либо произведения является не только нарушением основополагающих этических норм, но и грубым нарушением закона «Об авторском нраве и смежных правах» - независимо от того, па каком носителе это произведение было опубликовано, или даже если оно не публиковалось вовсе. Потерпевший от плагиата автор может прибегнуть к гражданско-правовым мерам защиты нарушенного авторского права. Понимая социальную опасность распространения сетевого плагиата, ведущие научные державы предпринимают соответствующие меры для выявления нерадивых учащихся и студентов.

Этика соавторства
Специфические этические проблемы могут возникать при определении соавторов научной публикации. Общепризнано, что право авторства печатной работы основывается на обязательном соблюдении трех условий: 1) значительный вклад в концепцию и структуру исследования или в анализ и интерпретацию данных: 2) написание текста статьи или внесение в него принципиальных изменений: 3) одобрение окончательной версии, которая сдается в печать. Однако титульные сведения об авторах некоторых научных работ не всегда правильно (справедливо) освещают список тех ученых, которые на самом деле обеспечили исследование. Во многих случаях точную границу между авторами и теми, кому в специальном разделе публикации выражается признательность за помощь в работе, провести очень сложно. Зачастую в тексте печатного произведения можно обнаружить благодарности за выполнение отдельных разделов исследования или его постановку, т.е. за то, что в большинстве случаев рассматривается как несомненное соавторство. Этические проблемы в определении соавторства возникают обычно и среди тех лиц, которые подключились к подготовке статьи на втором этапе, когда первоначальный вариант рукописи уже готов. Нередко предложения о соавторстве поступают к крупным ученым, которые в данной разработке не участвовали. В этом случае истинные авторы статьи обычно преследуют цель разделить свою ответственность за слабые части выполненной работы с научными «корифеями». Кроме того, включение известного ученого в число соавторов может быть направлено и на повышение престижа публикации. Еще один круг проблемных соавторов связан с руководителями научных подразделений, которые, не принимая прямого участия в подготовке материала, «включают» себя в число авторов, обозначая тем самым сферу собственного влияния. Однако общее административное руководство исследовательским коллективом не признается научным сообществом достаточным для авторства. Первостепенное значение нормы этики имеют при взаимодействии руководителей научных коллективов с «аспирантами» и другими молодыми учеными. Не секрет, что несправедливые действия старших коллег научная молодежь воспринимает очень болезненно. Особенно недопустимы случаи, когда отдельные научные руководители публикуют полученные аспирантами материалы под своим именем и при этом не включают своих молодых подопечных в число соавторов (следует отметить, что подобные случаи в научном сообществе исключительно редки). К числу наиболее «чувствительных» этических проблем относят также порядок распределения соавторов. Сложность в данной ситуации обычно связана с тем, что роли отдельных исполнителей работы иногда меняются но ходу ее проведения. При этом истинные творцы публикации (например, авторы новой идеи) могут вообще не оказаться в списке авторов. В соответствии с негласно принятыми этическими нормами лидер совместной публикации в списке авторов занимает первое место. Очередность остальных соавторов обычно распределяется по степени уменьшения их вклада в общую работу. Учитывая данное обстоятельство. Science Citation Index был построен на принципе учета цитирования публикаций, не входящих в базу данных SC1, лишь по первому автору. Понятно, что пользоваться такой информационной базой, например в качестве одного из критериев оценки роли ученых в потоках научной информации, очень сложно, а чаше всего и невозможно. Особенно это касается публикаций, где соавторы, имея примерно равный вклад в разработку, расположили свои фамилии в алфавитном порядке.





Новое на сайте


Леса юга Сибири и современное изменение климата


По данным информационной системы «Биам» построена ординация зональных категорий растительного покрова юга Сибири на осях теплообеспеченности и континентальности. Оценено изменение климата, произошедшее с конца 1960-х по 2007 г. Показано, что оно может вести к трансформации состава потенциальной лесной растительности в ряде регионов. Обсуждаются прогнозируемые и наблюдаемые варианты долговременных сукцессии в разных секторно-зональных классах подтайги и лесостепи.


Каждая популяция существует в определенном месте, где сочетаются те или иные абиотические и биотические факторы. Если она известна, то существует вероятность найти в данном биотопе именно такую популяцию. Но каждая популяция может быть охарактеризована еще и ее экологической нишей. Экологическая ниша характеризует степень биологической специализации данного вида. Термин "экологическая ниша" был впервые употреблен американцем Д. Гриндель в 1917 г.


Экосистемы являются основными структурными единицами, составляющих биосферу. Поэтому понятие о экосистемы чрезвычайно важно для анализа всего многообразия экологических явлений. Изучение экосистем позволило ответить на вопрос о единстве и целостности живого на нашей планете. Выявления энергетических взаимосвязей, которые происходят в экосистеме, позволяющие оценить ее производительность в целом и отдельных компонентов, что особенно актуально при конструировании искусственных систем.


В 1884 г. французский химик А. Ле Шателье сформулировал принцип (впоследствии он получил имя ученого), согласно которому любые внешние воздействия, выводящие систему из состояния равновесия, вызывают в этой системе процессы, пытаются ослабить внешнее воздействие и вернуть систему в исходное равновесное состояние. Сначала считалось, что принцип Ле Шателье можно применять к простым физических и химических систем. Дальнейшие исследования показали возможность применения принципа Ле Шателье и в таких крупных систем, как популяции, экосистемы, а также к биосфере.


Тундры


Экосистемы тундр размещаются главным образом в Северном полушарии, на Евро-Азиатском и Северо-Американском континентах в районах, граничащих с Северным Ледовитым океаном. Общая площадь, занимаемая экосистемы тундр и лесотундры в мире, равно 7 млн ​​км2 (4,7% площади суши). Средняя суточная температура выше 0 ° С наблюдается в течение 55-118 суток в год. Вегетационный период начинается в июне и заканчивается в сентябре.


Тайгой называют булавочные леса, широкой полосой простираются на Евро-Азиатском и Северо-Американской континентах югу от лесотундры. Экосистемы тайги занимают 13400000 км2, что составляет 10% поверхности суши или 1 / 3 всей лесопокрытой территории Земного шара.
Для экосистем тайги характерна холодная зима, хотя лето достаточно теплое и продолжительное. Сумма активных температур в тайге составляет 1200-2200. Зимние морозы достигают до -30 ° -40 °С.


Экосистемы этого вида распространены на юге от зоны тайги. Они охватывают почти всю Европу, простираются более или менее широкой полосой в Евразии, хорошо выраженные в Китае. Есть леса такого типа и в Америке. Климатические условия в зоне лиственных лесов более мягкие, чем в зоне тайги. Зимний период длится не более 4-6 месяцев, лето теплое. В год выпадает 700-1500 мм осадков. Почвы подзолистые. Листовой опад достигает 2-10 тонн / га в год. Он активно вовлекается в гумификации и минерализации.


Тропические дождевые леса - джунгли - формируются в условиях достаточно влажного и жаркого климата. Сезонность здесь не выражена и времени года распознаются по дождливым и относительно сухим периодами. Среднемесячная температура круглогодично держится на уровне 24 ° - 26 ° С и не опускается ниже плюс восемнадцатого С. Осадков выпадает в пределах 1800-2000 мм в год. Относительная влажность воздуха обычно превышает 90%. Тропические дождевые леса занимают площадь, равную 10 млн. кв. км.