Горный Дагестан

Горный Дагестан занимает всю восточную оконечность северного склона Кавказских гор. При общей ширине его около 125—150 км мы не имеем здесь постепенного подъема от приморской низменности к высочайшим вершинам гор. Такой подъем можно установить только по большим речным долинам, которые, в большинстве случаев, очень узки и малодоступны. В основном же вся страна поднимается рядом последовательных уступов. Каждый из таких уступов представляет более или менее обширное плоскогорье, разбитое на отдельные части глубокими тектоническими трещинами и размытое последующими эрозионными процессами. Самый нижний уступ — это приморская низменность. Расположена она на высоте от —26 до +100 м над уровнем океана. В той своей части, которая примыкает к горам, приморская низменность представляет собою слабо покатую от гор равнину, местами более или менее сильно расчлененную речными долинами и сухими логами временных потоков. Сложена она прибрежными морскими отложениями, преимущественно глинами, реже песками и супесками. Морские осадки в большинстве случаев прикрыты аллювиальными, делювиальными и пролювиальными отложениями, принесенными с соседних гор речными и дождевыми водами. Следующий за приморской низменностью уступ — это область предгорий. Ширина предгорной полосы около 20— 40 км, средняя высота над уровнем моря 500—750 м. Она состоит из системы небольших хребтов, вытянутых с северо-запада на юго-восток и сильно размытых последующими эрозионными процессами. Склоны хребтов и отдельных возвышенностей довольно пологие и покрыты мягкими наносами, часто имеющими лессовидный характер. Только склоны некоторых речных долин отличаются значительной крутизной и нередко более или менее каменисты. Сложены предгорья третичными осадочными породами, большей частью рыхлыми сланцевыми глинами, реже более плотными песчаниками или ракушечными известняками. За областью предгорий поднимается следующий уступ внутренних плоскогорий. Наружная окраина этих плоскогорий представлена рядом довольно значительных хребтов: Салатау, Гимринским, Карасырт и др. Наиболее высокие точки этих хребтов достигают 1500—2000м над уровнем моря. Своими южными и юго-западными склонами хребты опираются на обширное внутреннее плоскогорье, сильно размытое и расчлененное на отдельные участки многочисленными вершинами рек Сулака (четырех Койсу), Гюргенчая, Улучая и Самура. Средняя высота внутреннего плоскогорья около 1200—2500 м, высота же наиболее глубоких долин падает здесь до 500—700 м. Более или менее равнинные участки наблюдаются здесь только по днищам речных долин и на отдельных участках высоко приподнятых плоскогорий. Большая же часть территории представлена довольно крутыми, местами почти отвесными, склонами речных долин и сильно расчлененными эрозионными возвышенностями. В строении внутренних плоскогорий преобладающую роль играют мощные толщи плотных меловых известняков, доломитов и известковистых песчаников, переслаивающихся с черными, глинистыми сланцами, глинами и рухляками. На крутых склонах породы эти нередко выходят на дневную поверхность в виде скал и осыпей. Более спокойные формы рельефа покрыты довольно значительными толщами глинисто хрящеватого мелкозема. По днищам речных 104 долин часто наблюдаются более или менее значительные площадки аллювиальных наносов, образующих несколько террас. Четвертый и последний подъем образует высокогорную область Дагестана. К ней относится восточная оконечность Главного Кавказского хребта и параллельного ему Бокового хребта. Средняя высота гор уже около 3000—4000 м, а отдельные вершины достигают 4200— 4400 м. Хребты эти сложены древними глинистыми сланцами, черными по окраске, плотными, при разрушении распадающимися на плитообразные обломки. Пласты сланцев собраны в крутые складки и образуют мощные хребты с заостренными гребнями и скалистыми вершинами. Много крутых склонов, скал и осыпей. Реки образуют узкие ущелья, расширяющиеся только в своих верховьях, где нередко имеются хорошо выраженные древние ледниковые долины (троги). Кроме геоморфологического строения отдельных частей горного Дагестана решающее значение здесь приобретают еще особенности климатических условий. Как во всех горных странах, так и в горном Дагестане климатические условия подвержены весьма крупным колебаниям. Количество выпадающих осадков по отдельным районам колеблется от 200 до 800 мм. Распределение их очень капризно и нередко чрезвычайно резко изменяется на расстоянии всего нескольких километров. В зависимости от местных особенностей рельефа две соседние долины и даже различного направления склоны одной и той же долины могут находиться в совершенно различных условиях увлажнения. И это относится почти ко всем высотам горного Дагестана, хотя особенно пестрыми в смысле количества осадков являются высоты в 700—1500 м. Ниже этих высот мы имеем преимущественно засушливые области, выше же — сравнительно хорошо увлажненные. Тепловые условия вегетационного периода, наоборот, самым тесным образом связаны с высотой над уровнем моря. На основании сопоставления имеющихся данных, можно считать, что в пределах горного Дагестана убыль температуры с высотой в летние месяцы происходит менее интенсивно, а на более значительных высотах идет быстрее. В связи с убылью тепла и сокращением вегетационного периода с высотой в пределах горного Дагестана мы различаем систему высотных поясов, характеризующихся своими особыми показателями теплового режима. Отдельные пояса часто охватывают различные геоморфологические районы, в зависимости от степени изрезанности рельефа и размаха колебаний высоты. Однако в связи с определенной локализацией высотных колебаний можно установить также определенную локализацию и повысотных тепловых поясов. Так, умеренно-жаркий пояс представлен в периферической части горного Дагестана, продолжаясь далее на север в виде Терско-Сулакской низменности и вообще всего низменного Дагестана. Особо-теплый и теплый пояса занимают широкую полосу предгорий и, кроме того, по глубоким долинам проникают довольно далеко в область внутреннего горного Дагестана. Тепло- и холодно-умеренные пояса охватывают основную часть внутреннего горного Дагестана, составляя так называемый субальпийский пояс гор. Наконец, все холодные пояса приурочены преимущественно к высокогорному Дагестану, составляя альпийскую область гор. Развитие земледелия в горном Дагестане, прежде всего, ограничивается свойствами горного рельефа. Удобных для обработки площадей здесь хотя» в общем, довольно много, но они все же составляют незначительный процент от общей площади страны. Тысячелетняя культура горцев местами проявила огромную энергию для увеличения удобной площади путем террасирования горных склонов. Но возможности механизации и машинизации обработки почвы и уборки посевов на таких террасах чрезвычайно ограничены. Кроме неудобств, связанных с обработкой полей, свойства горного рельефа обусловливают еще смыв дождевыми водами почвы, разрыхленной при обработке. Вместе с почвой при больших ливнях нередко смываются посеянные и даже уже взращенные полевые культуры, а возделанное поле при этом превращается в сплошные овраги или оголенные щебнистые россыпи. Считаясь с указанными особенностями торного рельефа, значительные области этой части Дагестана следует использовать не для обычного типа полеводства, а для организации специальных лесосадов и высококультурных плодово-виноградных хозяйств. Вся обширная область предгорий, примерно до 1200— 1600 м, таит в себе неистощимые запасы диких, одичалых и культурных плодовых деревьев и кустарников. Яблони и груши самого разнообразного сортового состава, вишня, черешня, слива, мушмула, айва, абрикос, персик, виноград, грецкий орех — таков перечень основных плодовых пород, перспективы разведения которых в предгорьях почти неограниченные. Значительную роль те же фруктовые породы играют также во внутренних горных долинах четырех Койсу и Самура. Но здесь для полного их успеха необходимо искусственное орошение, в то время как в области большей части предгорий, при правильной организации хозяйства, орошение не является обязательным условием промышленного садоводства. На каменистых и недоступных для орошения склонах внутренних долин следует испытать культуру фисташки и миндалей, позаимствуя соответствующий ассортимент из горных районов Ср. Азии, в частности — Туркмении и Таджикистана. Кроме садоводства в предгорной части Дагестана крупную роль, конечно, должно играть также и полеводство. Для последнего должны быть отведены все наиболее ровные места и плоские увалы, где нет большой опасности сильного размывания почвы и где возможно применение усовершенствованных машин и орудий для обработки полей. На ряду с этим полевые культуры имеют место в междурядьях террасированных садово-виноградных насаждений. При этом необходимо отметить выработанный местной практикой и местами широко применяемый способ трехярусных культур; фруктовые деревья, под ними кукуруза, а под последней бахчевые, в частности тыква. При тщательной обработке почвы и правильном подборе культур этим путем достигается максимальное использование каждого удобного клочка земли. Из полевых культур в предгорьях наибольшее место должны занять пшеница и кукуруза. До высоты 350 м частично возможна культура скороспелого хлопчатника. Из масляничных большое место могут занять подсолнечник и кунжут. Выше полосы предгорий значительное место занимают высокие плоскогорья, расположенные на высоте 1200—2000 м. Несмотря на значительную изрезанность рельефа, плоскогорья эти местами дают широкий простор для земледелия (Леваши, Урма, Акуши и др.). Во многих случаях здесь возможно вполне машинизированное и частично даже механизированное хозяйство. Кроме зерновых злаков (пшеница, ячмень, овес, озимая рожь) большую роль здесь должны играть: горох, бобы, лен, подсолнечник, а из огородных — картофель, морковь, свекла, репа, капуста, лук. Значительное место в севообороте должно отводиться кормовым травам, в особенности красному клеверу в смеси с тимофеевкой, а также эспарцету. Высокогорная область внутреннего Дагестана выше 1600—2000 м представляет собою область богатых летних пастбищ для мясо-молочного животноводства. Здесь необходима рациональная организация выпаса и продуманная система мероприятий по уходу за пастбищами и их улучшению. Одним из стержневых вопросов горного животноводства в Дагестане является вопрос о возможности круглогодичного обеспечения животных кормами в ближайших окрестностях оседлого аула и вытекающий из него вопрос о сокращении или полной ликвидации систематического отгона скота на отдаленные сезонные пастбища. В настоящее время значительная часть скота горных аулов Дагестана осенью отгоняется на зимние пастбища в Терско-Сулакскую низменность, на побережье Каспийского моря и даже в низменный Азербайджан, за сотню и более километров от аула. Этим так называемая кочевая система Дагестанского животноводства коренным образом отличается от такой же системы животноводства пригорных и горных районов Ср. Азии и Казахстана. В этих последних часть скота долинных и вообще низменных аулов весной отгоняется в горы для выпаса на летних пастбищах, между тем как зимой скот содержится в районе оседлого аула. Такую же картину мы имеем и в классической стране горного животноводства — Швейцарии, где зимой скот содержится в селениях, а на лето отгоняется в горы. Указанные различия имеют весьма существенное значение. Дело в том, что летнее содержание отгонного стада вдали от основной хозяйственной базы сравнительно простое и легко осуществимое. Скот в летние месяцы в горах целиком находится на обеспеченном пастбищном содержании и не нуждается ни в подкормке, ни в укрытии от непогоды. Совершенно другое положение зимой. Общий недостаток подножных кормов в этот период года, частые снегопады, гололедица и морозы выдвигают необходимость организовать укрытие скота от непогоды и морозов, а главное — заблаговременно позаботиться о заготовке кормов для периодического стойлового кормления животных. А все это может быть надлежащим образом обеспечено только на территории основной хозяйственной базы, т. е. вблизи оседлого аула, с необходимым количеством постоянной рабочей силы и соответствую щей машинной техники. Предгорный Дагестан в целом характеризуется нормальным сезонным разворотом своего кормового баланса. Если учесть все возможности частичного зимнего выпаса, наличие естественных сенокосов и сравнительно широкое развитие земледелия с его подсобными и специально разводимыми кормовыми продуктами, то по всем сезонам года мы имеем здесь более или менее равномерное кормо-обеспечение. Там, где по отдельным районам имеет место некоторый недостаток летних пастбищ по соседству с аулом, летний отгон скота на более отдаленные горные пастбища не вызывает особых затруднений. В зимнее же время прокорм скота полностью обеспечивается по соседству с аулами — частью на пастбищах, частью в стойлах. Что касается внутренних частей горного Дагестана, то здесь с годовым разворотом кормового баланса дело обстоит значительно сложнее. Ценные альпийские и субальпийские пастбища могут быть использованы для выпаса только в течение 4—5 летних месяцев. С наступлением осени оставшаяся неиспользованной трава отмирает и подвергается 108 гниению, а на зиму пастбища покрываются глубоким снеговым покровом, В силу этого животные на всю зиму либо должны быть поставлены на стойловое содержание, либо должны отгоняться в районы зимнего выпаса. Правда, в том же внутреннем горном Дагестане имеются глубокие и в силу этого теплые и малоснежные долины, где возможен почти непрерывный зимний выпас животных. Частично зимний выпас возможен в некоторых более высоких долинах и по их склонам, в особенности южным. Но общие запасы естественных кормов на внутригорных зимних пастбищах, по крайней мере, в 10—15 раз меньше, нежели на летних. Частично этот разрыв между зимними и летними кормами внутреннего горного Дагестана восполняется сенокошением. Для сенокошения используется часть субальпийских лугов, обладающая лучшим травостоем и легче доступная как для скашивания, так равно для сушки и для уборки сена. Однако сеном в настоящее время весь внутренний горный Дагестан обеспечен всего на 15— 20% наличного поголовья, и только по отдельным немногим районам обеспеченность достигает 50—60%. Вследствие вообще слабого развития земледелия и резко выраженного потребительского его значения полевое кормодобывание в горном Дагестане ограничивается почти исключительно использованием гуменных остатков. Однако количество этих остатков чрезвычайно ограничено. Площадь под сеянными травами по всему горному Дагестану составляет всего только 500 га. При таком положении кормодобывания и кормоиспользования немедленное прекращение зимнего отгона части скота горных аулов в низменные части Дагестана неизбежно привело бы к значительному сокращению общего поголовья скота этих аулов. Лимитом численности поголовья оказались бы зимние кормовые ресурсы при значительном недоиспользовании летних пастбищ. Однако перспектива постепенной эволюции хозяйства в направлении более рациональных форм организации должна быть поставлена совершенно четко. Перед животноводством внутреннего горного Дагестана с неизбежной очевидностью встает проблема: либо изменить существующую систему расселения путем приближения населения к местам зимнего содержания скота, либо перестроить всю существующую систему кормодобывания путем более широкого развития сенокошения, искусственного трав осеянияи полевого кормодобывания. И тот и другой путь представляется одинаково целесообразным, и одновременное их осуществление приведет к максимально положительным результатам. Часть горных аулов внутреннего Дагестана, сохраняя дальний зимний отгон скота в Прикаспийскую низменность, должна создавать на закрепленных за ними зимних пастбищах вторую прочную хозяйственную базу с отселением на нее соответствующей части трудового населения. В силу этого территория зимних пастбищ должна включать в себе и усадебные участки, и сенокосы, и пахотноспособные земли, удобные для развития потребительского земледелия и полевого кормодобывания. Фактически — это новый аул, который со временем может обособиться в самостоятельную хозяйственную единицу. Остающаяся в горах часть населения должна всемерно расширять естественную сенокосную площадь, тем более что в целом ряде случаев вполне удобные для сенокошения площади в настоящее время идут под летние выпасы. На ряду с этим должен быть введен уход за сенокосами и проведено их улучшение путем орошения, а в некоторых случаях и осушки, уборки камней, удобрения и т. д. Несмотря на имеющийся в горах общий недостаток пахотных земель, вопросам полевого кормодобывания также должно быть уделено необходимое место. Травопольные севообороты и кормовые корне- и клубнеплоды в районах наиболее сильно развитого земледелия не только создадут новую прочную базу для улучшенного животноводства, но окажут положительное влияние на повышение урожая зерновых культур. Многие мелкие террасы на крутых склонах могут быть спасены от угрозы размыва и уничтожения только путем засева их многолетними кормовыми травами: клевером, люцерной и эспарцетом, в смеси со злаками. В целом ряде случаев вполне возможно освоение под земледелие и кормо-разведение новых значительных площадей, нередко даже вполне доступных для механизированной обработки. В качестве примера можно назвать широкие платообразные равнины около Кумуха, на Хунзахском плоскогорье и т. д. Все эти мероприятия представляются возможными только на основе развернутого колхозного строительства. Если в низменных и предгорных районах-Дагестана подавляющая часть всего сельского населения уже давно объединилась в коллективные хозяйства, то в горных аулах колхозное движение получило еще сравнительно слабое развитие. Кроме того, организация колхозов в горах до сих пор шла почти исключительно по линии обобществления животноводства и естественной кормовой площади, с оставлением всей земледельческой площади в индивидуальном пользовании. При таком положении обобществленное колхозное животноводство не имеет возможности опереться на такое же обобществленное земледелие, направленное к обслуживанию всего хозяйства в целом. Все колхозное стадо остается на круглогодичном пастбищном содержании, в лучшем случае подкрепляемом лишь небольшим количеством сена естественных сенокосов. С другой стороны, большая часть рабочей силы колхозов оказывается занятой своим индивидуальным земледелием и не имеет выхода в обобществленное хозяйство, так как уход за последним весьма примитивен и осуществляется небольшим числом чабанов (пастухов). Ненормальность такого положения отрицательно сказывается не только на развитии животноводства, но и на самом земледелии. Обобществление мелких пахотных участков, разбросанных по Террасам и склонам гор, правда, не открывает сколько-нибудь широких перспектив в смысле механизации и машинизации производственных процессов при обработке земли и уборке урожая. Но оно все же может дать значительный эффект в направлении улучшения техники существующего земледелия и в направлении его дальнейшего расширения. Обработка земли индивидуальными хозяйствами в условиях горного Дагестана в массе настолько примитивна, что вообще приходится удивляться даже тем невысоким урожаям полевых культур, которые сейчас там- имеют место. Вспашка на полях нередко заменяется: взрыхлением почвы примитивными ручными орудиями. Удобрение почвы практикуется лишь в виде исключения, да и то преимущественно дерновым компостом или золой. Сортовой подбор культурных растений крайне ограниченный и в большинстве случаев весьма далек от совершенства.
Коренное изменение таких примитивных способов земледелия является совершенно необходимым, а осуществление этого представляется возможным только через коллективные формы самого земледелия, а не через одно артельное животноводство. Расширение земледельческой площади путем освоения новых участков в условиях гор требует значительного количества предварительных трудовых затрат на уборку камней, выравнивание участка, устройство подъездных путей и другие подготовительные мероприятия. Все такого рода мероприятия опять-таки не по силам индивидуальному хозяйству, а доступны лишь крепкому колхозу, могущему затратить на это необходимое количество трудовых дней за счет доходов от обобществленного животноводства. Наконец, такое важное мероприятие, как введение кормовых культур в полевом клину и создание искусственных орошаемых сенокосов, опять-таки становится возможным и целесообразным только в условиях гармонического сочетания обобществленного товарного животноводства и потребительско-кормового земледелия.

Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем



Аврора транспортная компания калининград.

Новое на сайте


Леса юга Сибири и современное изменение климата


По данным информационной системы «Биам» построена ординация зональных категорий растительного покрова юга Сибири на осях теплообеспеченности и континентальности. Оценено изменение климата, произошедшее с конца 1960-х по 2007 г. Показано, что оно может вести к трансформации состава потенциальной лесной растительности в ряде регионов. Обсуждаются прогнозируемые и наблюдаемые варианты долговременных сукцессии в разных секторно-зональных классах подтайги и лесостепи.


Каждая популяция существует в определенном месте, где сочетаются те или иные абиотические и биотические факторы. Если она известна, то существует вероятность найти в данном биотопе именно такую популяцию. Но каждая популяция может быть охарактеризована еще и ее экологической нишей. Экологическая ниша характеризует степень биологической специализации данного вида. Термин "экологическая ниша" был впервые употреблен американцем Д. Гриндель в 1917 г.


Экосистемы являются основными структурными единицами, составляющих биосферу. Поэтому понятие о экосистемы чрезвычайно важно для анализа всего многообразия экологических явлений. Изучение экосистем позволило ответить на вопрос о единстве и целостности живого на нашей планете. Выявления энергетических взаимосвязей, которые происходят в экосистеме, позволяющие оценить ее производительность в целом и отдельных компонентов, что особенно актуально при конструировании искусственных систем.


В 1884 г. французский химик А. Ле Шателье сформулировал принцип (впоследствии он получил имя ученого), согласно которому любые внешние воздействия, выводящие систему из состояния равновесия, вызывают в этой системе процессы, пытаются ослабить внешнее воздействие и вернуть систему в исходное равновесное состояние. Сначала считалось, что принцип Ле Шателье можно применять к простым физических и химических систем. Дальнейшие исследования показали возможность применения принципа Ле Шателье и в таких крупных систем, как популяции, экосистемы, а также к биосфере.


Тундры


Экосистемы тундр размещаются главным образом в Северном полушарии, на Евро-Азиатском и Северо-Американском континентах в районах, граничащих с Северным Ледовитым океаном. Общая площадь, занимаемая экосистемы тундр и лесотундры в мире, равно 7 млн ​​км2 (4,7% площади суши). Средняя суточная температура выше 0 ° С наблюдается в течение 55-118 суток в год. Вегетационный период начинается в июне и заканчивается в сентябре.


Тайгой называют булавочные леса, широкой полосой простираются на Евро-Азиатском и Северо-Американской континентах югу от лесотундры. Экосистемы тайги занимают 13400000 км2, что составляет 10% поверхности суши или 1 / 3 всей лесопокрытой территории Земного шара.
Для экосистем тайги характерна холодная зима, хотя лето достаточно теплое и продолжительное. Сумма активных температур в тайге составляет 1200-2200. Зимние морозы достигают до -30 ° -40 °С.


Экосистемы этого вида распространены на юге от зоны тайги. Они охватывают почти всю Европу, простираются более или менее широкой полосой в Евразии, хорошо выраженные в Китае. Есть леса такого типа и в Америке. Климатические условия в зоне лиственных лесов более мягкие, чем в зоне тайги. Зимний период длится не более 4-6 месяцев, лето теплое. В год выпадает 700-1500 мм осадков. Почвы подзолистые. Листовой опад достигает 2-10 тонн / га в год. Он активно вовлекается в гумификации и минерализации.


Тропические дождевые леса - джунгли - формируются в условиях достаточно влажного и жаркого климата. Сезонность здесь не выражена и времени года распознаются по дождливым и относительно сухим периодами. Среднемесячная температура круглогодично держится на уровне 24 ° - 26 ° С и не опускается ниже плюс восемнадцатого С. Осадков выпадает в пределах 1800-2000 мм в год. Относительная влажность воздуха обычно превышает 90%. Тропические дождевые леса занимают площадь, равную 10 млн. кв. км.